все поля обязательны для заполнения!


 
ПРОБЛЕСК НАДЕЖДЫ
ЭРИХ ХАКЛЬ
Австрийский писатель

Под заголовком «Подружившиеся соседи» австрийский дипломат Габриеле Хольцер давным-давно, но уже после так называемого германского объединения, опубликовала книгу, в которой постаралась объяснить, как австрийская интеллигенция видела немецкое общество, а немецкая интеллигенция - австрийское. Поводом для этого послужило не столько западно-немецкое высокомерие и глубоко сидящий австрийский комплекс неполноценности, сколько вытекающее из этих двух качеств мнение, что осмысление нацистских преступлений в Германии прошло намного успешнее, чем в Австрии. Хольцер опровергла это утверждение при помощи статистических данных и многих деталей, при этом, не замалчивая провалы и преступления второй республики. В Германии с книгой мало кто ознакомился, а в Австрии либеральная общественность отвергла ее как постыдный всплеск кричащего, ретроспективного патриотизма. Сложность данного произведения заключалась, по меньшей мере, в германском безразличии по отношению к южному соседу – маленькие государства всегда страдают от того, что их влиятельные соседи в основном заняты собой и склонны отвлекаться от внутренних проблем путем самоутверждения. Но главная проблема была в том, что австрийская интеллигенция и деятели искусств в большинстве своем считали, что их собственная история не дает ничего, чем можно было бы гордиться - её нужно или стереть из памяти или ею стыдиться . Тех же, кто боролся за то, чтобы направить её в другое русло практически не вспоминают. Существует также мнение, что таких вовсе и не было. Есть и третий вариант: об их существовании известно, но они ничем не лучше тех, против кого они боролись, потому что большинство из них во времена сталинских репрессий причисляли себя к коммунистам. 

«Застряв между двумя войнами»

Мало кто в своих исторических и литературных трудах освещает другую Австрию. Так как эта другая Австрия имеет отношение к социалистическим и коммунистическим традициям, то они, как правило, становятся аутсайдерами в академических и публицистских кругах. Один из них - историк Хаймо Хальбрайнер, который в одиночку или со своими соратниками из созданного им клуба Клио, многие годы исследует забытые, замолчанные или неизвестные истории о гонениях и сопротивлении. И вот, он выпускает роман своего земляка Курта Нойманна: «Застряв между двумя войнами». Первое издание этого великого романа, спустя 70 лет после его написания, дает нам возможность взглянуть на курьезные события тех времен. Первое событие описывает сам Нойманн, который родился в 1902 году в Юденбурге, окончил школу в Марбурге и получил два высших образования в Лейпциге, Вене и Гратце. Он -  дипломированный экономист и доктор общественно-политических наук. В том числе из-за того, что он порвал с буржуазным классом (хотя он был по происхождению именно буржуа) Нойманна погнали в ссылку во Францию, в Чехословакию и, в конце концов, в США, где он устроился садовником, а потом начал играть в голливудских фильмах ненавистных ему эсэсовцев, агентов Гестапо и офицеров Вермахта. «Один друг из Парижа сказал, что я должен попробовать сниматься в кино и привел меня в студию Фритца Ланга, которая снимала «Hangmen Also Die». Фритц Лангман попросил меня сказать что-то по-немецки. Я не сразу сообразил, что сказать. Тут Ланг и говорит, дескать, он же не говорит по-немецки. На что мой друг ему ответил, нет, он всего лишь немецкий писатель». Вторая изюминка в этой книге - это рассказ дочери Нойманна Марии Рамас, которая будучи разносторонним и смелым художником работала профессором в Калифорнийском Университете. В предисловии она описывает политическую деятельность отца, но ни слова не упоминает о том, что до подписания пакта о ненападении между СССР и Германией в 1939 году, он пять лет был членом Австрийской коммунистической партии (АКП). Само собой разумеется, Курт Нойманн сам, в различных резюме, которые он писал в США, умалчивал о своём членстве в коммунистической партии (его зять Адриан Скотт, во время Эры Маккарти (прим. время антикоммунистических гонений, начало 50х годов) был в числе смелой «голливудской десятки», которых арестовали и запретили работать на сцене). Поражает также, насколько сильна сегодня антикоммунистическая ярость гонений, что дочь Нойманна сводит политические принципы отца к общечеловеческим идеям справедливости и морали при помощи цитат Мартина Лютера Кинга. К счастью, чтобы узнать больше об авторе этого романа, чью рукопись спустя годы после смерти в 1984 году нашла его дочь, разбирая родительский гараж, мы не должны ограничиваться лишь предисловием: на двадцати страницах Хаймо Хальбрайнер, который вместе с писателем Христианом Тайсселем издал книгу, изложил биографию этого забытого журналиста, который принадлежал к левому крылу штирийской (прим.Штирия: федеральная земля на юго-востоке Австрии) социал-демократии – «социалистическому молодежному фронту» - который был шеф-редактором, выходящей в Граце ежедневной газеты «Воля рабочих», и который присоединился к запрещенной коммунистической партии после подавления восстания рабочих в феврале 1943 года. До мая 1935 года он вместе с Ервином Цукер-Шиллингом издавал нелегальное издание КПА «Красное знамя», затем эмигрировал в Париж, где под именем Гарри Ольтен работал в созданном Вилли Мюнценбергом мировом комитете против войны и фашизма. В 1937 году он вернулся в Австрию – в тот момент, когда нацистская Германия сильно «давила» на австрийско-фашистский режим. Его публицистика была направлена на то, чтобы убедить правительство Шушнигга и его окружение в необходимости взаимопонимания с рабочими организациями, для того чтобы создать антинацистский союз, который хоть и не мог гарантировать независимость страны и населения, но его хватило бы для сохранения чести. Вместе с бывшим министром по социальным делам, приверженцем примирения с австрийской социал-демократией, он подготовил издание девяти австрийских газет, агитирующих за эту политику. «Первую половину дня до появления газеты я провел в смятении, потом я отправился в квартиру, на встречу с христианскими социалистами. Но там никого не оказалось, включив радио, я услышал, что немецкие войска перешли границу». С приключениями ему удалось в тот же день, 12 марта 1938 года, сбежать в Чехословакию, а оттуда во Францию. В лагере «для вражеских иностранцев» в Британии он написал подкрашенный автобиографией роман, в финале которого герой книги Петер Вендел эмигрирует в Америку, наполненный слишком наивной верой «в мир, человека и в то, что мы делаем». «Застряв между двумя войнами» это одновременно исторический и образовательный роман. В нем автор рассказывает, как молодой человек, вопреки навязываемым отцом, учителем и государством мировоззрению, остается верным своим убеждениям, которые крепнут с каждым пережитым конфликтом, отказывается от неправильных решений и приходит к самостоятельной и одновременно полезной для общества жизни. Автор пытается описать общественное пространство, в котором протекала его жизнь, то есть создать картину обстоятельств, которая была бы не только наглядной и правдоподобной, но и субъективной, вследствие чего, на пути романа стоит его же протагонист: потому что роман описывает пролетариат, его потребности и силу, а также намерение правящего класса предотвратить революцию не только при помощи насилия, но и антисемитской, антиславянской и антисоциалистической пропаганды. Это противоречие между двумя литературными моделями Нойманн разрешать не собирается. Оно выражается в мечтательном тоне, склонности к пафосу, к пристрастию сравнивать общественные события с природными явлениями. Также заметна спешка, с которой автор в последнем куске романа пытается положить текст на бумагу. В романе «Застряв между двумя войнами» есть множество пассажей, которые можно было бы написать значительно лучше, но нет ни одного лишнего. Главной задачей общественной литературы Нойманн видел «создать в прошлом проблеск надежды».

«Тридцать восемь»

Тоже самое можно сказать и о романе Карла Визингера «Тридцать восемь», который вышел уже в 1967 году в издательстве восточного Берлина «Ауфбау» и в Вене. Часть названия «Январь-Февраль-Март» была убрана. Это печально, но еще хуже тот факт, что роман до сих пор мало известен. Упреки в отсутствующем или запоздалом осмысливании истории в Австрии слышны только от тех, кто слишком ленив, слишком глуп или слишком нагл чтобы соглашаться с доказательствами против своих утверждений. «Тридцать восемь» как раз такое доказательство и к тому же захватывающий, разносторонний и ошеломляющий роман.

Визингер Линцер, 1923 года рождения, заразился в тюрьме в Вельсе, в которой он при нацистском режиме сидел за «подрыв обороноспособности», серьезной болезнью легких, с которой он боролся вплоть до своей смерти в 1991 году. Он был известным, но даже среди своих товарищей недооцененным автором. Тем радостнее то, что издательство «Промедиа» переиздало сразу три его романа, которые на законных основаниях могут считаться главными трудами Визингера, и которые охватывают важные события истории Австрии: февральское восстание 1934 года и его кровавое подавление, сопротивление так называемому присоединению к германскому Рейху, массовую забастовку против «зарплатного» соглашения в октябре 1950 года и последуюшую волну репрессий, невиданную прежде во второй республике (прим. Австрия после 1945). И если два других романа - «Закон военного времени» и «Красный уличный террор» - подчеркивают ужасные элементы, то «Тридцать восемь» это литературный шедевр, который сдерживает обещание показать совокупность того, что происходила в Австрии за дни и недели до вступления немецких войск. Визингер прекрасно справился с драматизмом тех событий, в его романе - придуманные и реальные личности, такие как ведущие политики и военные – в Линце, Вене, Гратце и в провинции - взаимодействуют и общаются друг с другом. Они втягиваются в водоворот событий, действуют, исчезают, чтобы через несколько десятков страниц снова появиться: некоторые в полном расцвете сил, а другие - на закате жизни. Брутальные, ожидающие, боязливые, трусливые, безразличные, неуступчивые, готовые к борьбе. И многие, объединяющие в себе несколько таких качеств. Никто из них не оставит читателя равнодушным. Главную сюжетную линию, которая проходит через вселенную преданного и терроризированного маленького государства, составляют зарисовки из дневника Исаака Шнайдевинда, еврейского торговца, который не принадлежал ни к одной из партий или мировоззрению, но обладал острым умом, большим сердцем, но, к сожалению, и некоторыми иллюзиями: слишком долго он будет откладывать запланированный отъезд в Палестину в мартовские дни 1938 года. «Описать все, что происходит -пустяки. Каждое время должно иметь своего корреспондента», - так он пишет в самом начале. А через месяц, 2 февраля 1938 года он непосредственно и видимо без какой-либо причины – только что он заботился о своей больной жене, а до этого цитировал из старой хроники «о старой Мюлльской области» (прим. Регион к северу от Линца) - предсказывает будущее: «Гранаты взрываются, резиновые дубинки стучат по головам, слезы, лошадиные трупы, кровь на грязи, разрываются петарды, все связывает колючая проволока. Образ человека становится грязным и жирным. Под ним бетонный пол с трещинами, в которые стекает кровь. Мягкие стены смягчают крики. На украшенной свастикой плитке разбиваются колени».

Народный фронт против нацистского террора

Нойманн и Визингер похожи не только  стремительностью их литературного языка и описанием  решающего этапа национальной истории из одной и той же перспективы. В центре внимания у обоих авторов стоит попытка создания народного фронта против нацистского террора, и они оба дают понять, что для успеха им не хватило совсем чуть-чуть. Христианские социалисты, монархисты, католическое духовенство, - они воспринимаются не как враги, по крайней мере не априори, а как соперники, с которыми можно объединиться. Парадоксально, что оба романа, особенно «Тридцать восемь» Визингера, читаются, глава за главой, с надеждой и тревогой, несмотря на то, что конец-то известен. Их величие состоит в том, что несмотря на эти знания, остается надежда, и в конце возникает желание пережить то, что пошло не так - в лучшем варианте истории.

 

Перевод Андрея Шалая

 

28 Март 2012

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
РОССИЯ И США ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА ВСЕОБЩУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ
ИНДУСТРИЯ СНА
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРЕЦИИ: ПАРТИЯ ЦИПРАСА УСТУПАЕТ КОНСЕРВАТОРАМ

Новости
19.08.2019 Associated Press узнало о тайных переговорах США с лидером социалистов Венесуэлы
19.08.2019 Французские профсоюзы требуют отменить реформу страхования от безработицы
19.08.2019 Немецкие социал-демократы вступают в предвыборную гонку
19.08.2019 Протесты в Гонконге собрали сотни тысяч участников
17.08.2019 ООН: Каждый десятый ребенок в мире находится в трудовом рабстве
17.08.2019 Правительство и оппозиция Венесуэлы возобновят переговоры в Норвегии

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"