все поля обязательны для заполнения!


 
ОТ ОПРЕДЕЛЕНИЯ К ДЕЙСТВИЮ
ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС И РАЗВИТИЕ МАРКСИСТСКОГО НАУЧНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ
ГАНС ХОЛЬЦ
Профессор,автор многочисленных публикаций о марксистской философии и политической теории

«Без революционной теории не может быть и революционного движения» (В.И. Ленин).

Коммунист и философ Ганс Хайнц Хольц в последнее десятилетие упорно работал над тем, чтобы применить материалистическую диалектику в качестве фундамента для теории, способной изменить мир, и которая смогла бы стать руководством для действия. В берлинском издательстве «Аврора» выходит в свет третий (последний) том его труда «Упразднение и реализация философии» под названием «Интегралы практики – Аврора и сова Минервы». Газета «Юнге Вельт» публикует сокращенный вариант вступительной главы «Фридрих Энгельс – концепт научного мировоззрения». 

Труды Карла Маркса и Фридриха Энгельса вышли одновременно, как будто бы их автором был человек с двойной фамилией: "труды Маркса-Энгельса". В программных материалах коммунистических партий их упоминают вместе; в уставе Коммунистической партии Германии написано, что деятельность партии основывается на учениях Маркса, Энгельса и Ленина. 
Но если задаться вопросом, что это за конкретные учения, то в первую очередь в голову приходит, безусловно, «Капитал», затем «К критике политической экономии», «Теория добавочной стоимости», далее труд Ленина «Государство и революция».
И только потом мы вспоминаем о небольших текстах Энгельса «Развитие социализма, от утопии к науке», «Людвиг Фейербах», которые больше подходят в качестве литературы для партии и рабочих движений, но несопоставимы с великими трудами Маркса. Соавторами два друга были только в юности, при написании «Священной семьи», «Немецкой идеологии» и «Манифеста».
Энгельс со всей своей скромностью, которая была одной из самых приятных черт характера этого добропорядочного человека, признавал превосходство Маркса, и сам оставался в тени. Почему же мы называем Энгельса вместе с Марксом основателем нового образа мышления и научного течения, которые отделившись от своих создателей, превратились в диалектический и исторический материализм?

«Сильное брожение»

Разумеется, теория разрабатывалась в постоянном обмене идеями и мнениями, и Энгельс, обладавший энциклопедическими знаниями, был в этом обмене скорее донором, а Маркс использовал эти бесчисленные научные данные, аналитику истории и естестенных наук, филологические факты и многое другое. Письма Энгельса помогают понять уровень и перспективы науки того времени. Но Маркса и Энгельса объединяло нечто большее, чем просто взаимная подпитка знаниями и спонтанное совпадение оценок политической ситуации и ее социальных причин. Когда два молодых ученых встретились, они были с одной стороны очарованы величием и силой образа гегельянской системы, с другой  не удовлетворены её ограниченым стремлением охватить мир лишь посредством осознания. Они считали  необходимым (таково было течение молодой гегельянской оппозиции) оформить политическое содержание этого осознания  политически, то есть направить на революцию. Потрясенные нуждой простых людей в обществе, которое не до конца избавилось от феодальных черт, Маркс и Энгельс на уровне эмоций и интеллекта осознавали, что революция необходима. Труд Энгельса «О положении рабочего класса в Англии», статья Маркса о воровстве древесины свидетельствуют о горячем возмущении  враждебностью системы к человеку. Эта эмоциональная составляющая не угасла за десятилетия рутинной научной деятельности, наоборот, она превратилась из волнений юности в серьезный гнев, который вел не к спонтанному бунтарству, а к методическим действиям. Накануне революции, в 1848 году. Иоганн Нестрой (австрийский драматург-комедиограф, комедийный актер, оперный певец – прим. редакции)  писал: «происходит сильное брожение». Салонные тирады представителей академической богемы, каждый из которых прекрасно разбирался лишь в каком-то определенном отрезке мировой истории, быстро надоели Марксу и Энгельсу. Плохо продуманные и неспособные привести к политическим действиям, эти дискуссии не пересекались с политической действительностью. Не в силах больше терпеть Карл и Фридрих сели вместе и направили свою критику тем левым, которые не могли перейти от слов к действиям, потому что их словам не хватало конкретики. Так появились «Священная семья» и «Немецкая идеология». 

 Революционные теории …

 Суть заключается не в какой-то правовой или политической системе, не в религиозном или нерелигиозном мировоззрении, не в этическом императиве или романтической природной гармонии. Суть заключается в условиях выживания людей, в общественной организации удовлетворения потребностей и, как будет сформулировано позже, в производственных отношениях. Экономика описывает основы человеческого образа жизни, это ключевая наука для понимания истории и политики. Гегель разработал абстрактную форму движения, а учение Адама Смита носило материалистический характер. В исследовании экономических законов два друга также работали вместе. Маркс, в своих экономико-философских манускриптах, развил материалистическое преломление философии Гегеля, а Энгельс в своем небольшом трактате «Наброски к критике национальной экономики» разработал концепт политической экономики. Именно этот труд Энгельса являлся почвой для определений марксистской экономики. Молодой капиталист Фридрих Энгельс, который в своей ежедневной работе должен был понимать и управлять механизмами капитализма, будучи учеником Гегеля, осознал внутренние противоречия и фиктивность этой формы производства. Чего только Энгельс не упоминает в этом коротком тексте: необходимость циркуляции капитала, товарная форма в удовлетворении потребностей, вид стоимости при расхождении потребительской стоимости и меновой стоимости, а следовательно, разницу между стоимостью и ценой. Он приходит к следующему выводу: «Эти противоречия между настоящей пригодностью (какой-то вещи) и свободой её ценоопределения неискоренимы без упразднения частной собственности; как только ее не станет, обмен, такой, какой он существует сегодня, перестанет существовать». Частная собственность производит двойной консенсус конкуренции и монополии. Такое ощущение, что не в 1843, а в 2010 году было написано: «Борьба капитала против капитала, труда протии труда, земли против земли гонит производство в жар лихорадки, при котором любые нормальные и адекватные условия переворачиваются вверх дном». Эти наброски, опубликованные в 1844 году в немецко-французском ежегоднике, легли в основу работы над «Капиталом». Эти наброски  с «Экономико-философскими манускриптами» составляют единый экономический и философский труд. Маркс и Энгельс осознали, что речь должна идти не о замене гегельянской диалектики какой-то другой, которая бы придала динамику системе потребностей, а о необходимости материалистического обоснования в реальных условиях производства средств для удовлетворения потребностей. Самое главное было объяснить, почему из способа производства растут производственные отношения и какие факторы способствовали переходу от одного уровня к другому. Осознание общих закономерностей этой среды позволяют преобразовывать определения экономики и философии в инструкции для действий по изменению общества. То есть в корне поменялось взаимоотношение теории и практики: вместо сосуществования отдельно - переход в одно целое. На самом деле это была революционная программа и одновременно задача гигантского масштаба. Для того чтобы сформулировать законы, по которым протекают исторические события, нужно было проанализировать в деталях экономические формы движения формации в совокупности с общественными процессами. Одновременно нужно было так обобщить их изменчивую категоричную форму, чтобы они стали обладать подходящей для всех формаций значением, объясняющей схемой. Зачатки общественных движений удерживаются при рабовладельчестве, феодализме, капитализме – в том числе благодаря доминированию имущественных отношений. Маркс взялся за эту сложнейшую задачу. Он посвятил 40 лет своей жизни разработке структур политической экономики и создал каркас историко-материалистической теории истории и политики. 

 И политическая практика

Мы уже знаем: самоцелью капитализма во всех своих проявлениях всегда является накопление капитала, которое порождает кризисы, в свою очередь превращающие всю систему  в один большой кризис капитала. Экономически это означает невозможность преодоления противоречий между капиталом и трудом, политически - между основными классами общества. Классовая борьба, активная или нет, проявляется в противоречивых капиталистических производственных отношениях. Это основа наших знаний о политической составляющей общества. Но это далеко не все. Существует не только борьба за долю общественных богатств, которые создаются производственным трудом, и добавочная стоимость которых отходит капиталу. Богатство и бедность - это часть нашего образа жизни, который охватывает институты социальной защиты, права, здравоохранения, образования и др.. К ним относятся правила нашего ежедневного поведения, образования и науки, искусства и игры, морали и веры – нашего мировоззрения. То как мы думаем и чувствуем, отражается на нашем политическом самосознании. Классовая борьба идет, в том числе за наше сознание, нашу идеологию, точно так же как и за заработную плату и право участия в управлении предприятием.  Партия, которая хочет изменить структуру общества, борется против господствующей идеологии, против образа мышления и поведения, против существующих институтов, против того что в обществе принято считать необходимым и неизменным. Исследования Маркса и Энгельса - это теория. Каким же образом теория становится революционной силой, революционной практикой? Она проникает в массы. Как она проникает в массы? Она не просто находит одобрение у единичного субъекта,  накладываясь на мировоззрение и сознание людей, как потом скажет Антонио Грамши, «эта теория добьется идеологической и культурной гегемонии. Люди должны осознать те изменчивые причины, от которых они страдают». Выявление причин превращает принятие данности в вопрос об её изменении. Осознание причин - это научное мышление. Теоретическая критика политической экономики становится практической критикой создаваемых этой экономикой условий. Практическая критика - это прорыв. В научном мировоззрении  теоретическая критика формируется таким образом, что она может перейти в политическую практику. Энгельс понял, что труд Маркса должен быть вплетен в научное мировоззрение, только так он сможет добиться своей цели, о которой говорил Фейербах («Философы лишь по-разному трактовали мир, дело же заключается в том, чтобы его изменить»). Его энциклопедические знания помогли ему не только применить анализ Маркса для описания исторического развития, но и создать общий контекст, в котором история человечества и природа являются единым целым. Мало кто обращал внимание на то, что в таких работах Энгельса, как «Роль труда в происхождении человека из обезьяны» или «О происхождении семьи, частной собственности и государства»,  описывался переход от природной к общественной диалектике. В работах Энгельса создан фундамент и существуют инструкции для разработки универсального мирового учения масштабов Аристотеля и Ибн Сины и то, что осколки этого учения сегодня подаются в виде разбросанных песчинок, не должно умалять значения этого системного учения, которое к тому же не было окончено. Энгельс возвел каркас по чертежу Маркса. Нужно признать, что для развития этого учения понадобилось много надстроек, но что-то переделывать не было необходимости. Это уже задача для следующих поколений, а не для одного человека. 

 Систематические знания

Научное мировоззрение, которым обладал Энгельс, постоянно расширялось. «Наука о взаимодействиях» - это энциклопедия, которая должна была стать образцом для рабочего движения, как ранее для французской буржуазии. И в отличие от всех существующих знаний, собранных в виде отдельных параграфов, эта работа должна была быть систематичной и по силе определений сравнимой с учением Гегеля. Стремление Гегеля описать мир как понятную систему взаимодействий, действующую по законам диалектической логики, вытекало как раз из таких размышлений. То, что такую совокупность можно сконструировать - это аксиома любой значимой системной философии; то что её можно сконструировать лишь спекулятивно, то что её модель лишь отчасти несет в себе относительную истину, которая бесконечно стремится к абсолютной истине и всегда должна восприниматься критично, это вывод, на который опирались все великие метафизические модели от Лейбница и Фихте, до Шеллинга и Гегеля. Ленин в своем учении, предлагающем дифференциацию абсолютной и относительной истины, ссылался непосредственно на Энгельса. Маркс отказался от дальнейшей философской работы в пользу политической экономики. Энгельс же постоянно продолжал эту линию, и Ленин развил ее в качестве важной части революционного сознания. Философия будущего строится в этом смысле на трудах Энгельса и Ленина.Коммунизм должен создать новое устройство мира. Для этого нужно изменить рамки мышления. Для общественных процессов самым важным должно быть не то, во что люди верят и о чем думают, а разумный анализ фактов дальнейшего развития. Не утопические эскизы и надежды, которые изображают воображаемый мир, а абсолютно реальные возможности, которые связаны с действительностью, а не просто являются мысленными конструкциями. Изучение этого и есть задача науки. Коммунистическое мировоззрение базируется не на вере и чувствах, а на здравом смысле, в который вплетены эта вера и чувства. Ведь всегда есть в жизни ситуации, для которых они необходимы. 

 Идеология и истина

Может ли вообще существовать научная точка зрения, если общее мировоззрение в плане исторических условий является относительным и одновременно интегралом субъективных образований в сознании? Это очевидно возможно, только в случае если субъективная мотивация, вытекающая из несубъективных причин, соединится с объективной направленностью процесса развития человечества. Величайшим историко-философским открытием Маркса и Энгельса было то, что они в условиях классовости исторической формации нашли теоретический ключ, для того чтобы определить возможное слияние субъективных движущих сил и объективных тенденций развития. Если в классовом обществе, в котором существуют два антагонистичных, но связанных друг с другом класса, один класс хочет освободиться от своего классового статуса, тем самым угрожая существованию второго класса, он может создать общество без классов. Это и есть в марксистской терминологии историческая миссия рабочего класса, потому что субъективный интерес рабочего класса заключается в упразднении зависимости рабочих от капиталистов при лишении последних власти. Условия, при которых это может произойти, можно определить научным методом. Исторический материализм - теоретическая форма этого определения. Как только найденные научным путем элементы теории исторического материализма завоюют мировоззрение индивидуумов, а также мировоззрение масс, это мировоззрение станет научным и в своем историческом прогрессе сольется с прогрессом науки и общества в «веке науки». Это мировоззрение и дальше будет оставаться идеологией рабочего класса. Это подлинная идеология, потому что она соответствует процессу развития нашего вида. Идеология меняет только свой характер. По той же причине, по которой она является фальшивым сознанием классового общества во время борьбы за упразднение классового общества, она станет носителем истины, в качестве научного мировоззрения. Значение истины зависит от следующей предпосылки: человек является существом, которое при помощи разума самоопределяет себя в общественных взаимодействиях. Поэтому исторический материализм зависит от диалектического отношения к природе человека, которое теоретически должно быть обработано в диалектике природы. Под влиянием общечеловеческой цели эмансипации вида и разумного самоопределения меняется структура сознания. Такой переход, который Маркс прагматично сформулировал в тезисах об учении Фейербаха, является трансформацией трудового отношения, обладающего конкретным предназначением в практичное отношение, в котором все общее становится содержанием конкретной предметной деятельности. Общее может быть охвачено только в теории. Так теория становится положением самой практики, производя общее при помощи труда каждого по отдельности. Философский фундамент для политической практики, утвержденной в научном мировоззрении, описывается в труде «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии». В нем Энгельсу тоже удается так сформулировать сложную проблему философской традиции, что она описывает мировоззрение без теоретического аппарата её происхождения и обоснования. То, чего добился Энгельс при помощи этих популярных, но четко сформулированных, универсальных и наполненных знаниями трактатов, для единства коммунистического движения бесценно.

Экономические исследования Маркса, которые сохранили свою доказательную силу в детальном расширении и великие обобщения Энгельса в совокупности создают то, что позднее стало марксизмом – теорией, изменяющей политическую практику. 

 

Перевод Андрея Шалая

20 Декабрь 2011

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ
КАК ПРЕВРАТИТЬ ВЫБОРЫ В ИНСТРУМЕНТ РАЗРУШЕНИЯ
ВЛАСТИ "ПОДАРЯТ" ПЕНСИОНЕРАМ НЕСКОЛЬКО СОТЕН РУБЛЕЙ В МЕСЯЦ
ФРАНЦИЯ ОСТАЕТСЯ ПРИВЕРЖЕННОЙ ЕВРОКОНТИНЕНТАЛЬНЫМ ИНТЕРЕСАМ

Новости
07.08.2020 Около 100 тыс детей могли остаться без крова в результате взрыва в Бейруте - ЮНИСЕФ
07.08.2020 Суверенитет Белоруссии можно укрепить только путем честных выборов - ЕС
07.08.2020 Президента Германии раскритиковали за несоблюдение связанных с COVID-19 ограничений
07.08.2020 Премьер Венгрии сравнил нелегальных мигрантов с биологической бомбой
06.08.2020 Справедливая Россия предлагает оказать доппомощь гражданам с низким доходом
03.08.2020 Нетаньяху заявил, что в демонстрациях видит попытку попрать демократию

Опрос
В ЧЕМ ПРИЧИНА БЕДНОСТИ В РОССИИ?






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"