все поля обязательны для заполнения!


 
В КОРИДОРАХ СТЫДА

Правительства наших стран кишат невидимыми "убеждателями", задающими основные векторы развития большого бизнеса.

Компания «Макдональдс» примет участие в разработке программы здорового питания и физическому оздоровлению.
«Это случайно не первоапрельская шутка?» - недоумевает один из читателей, читая статью в онлайн издании.
Нет, это не розыгрыш. Новое британское кон-демократическое правительство действительно привлекало «Макдональдс» и «Пепси» к написанию государственной программы по оздоровлению населения.
«Ведь это все равно что позволить Гитлеру участвовать в разработке политики религиозной толерантности или привлечь детоубийцу Миру Хиндли к написанию концепции дошкольного воспитания», - продолжает изумляться читатель.

Всего несколько месяцев назад, еще находясь в оппозиции к действовавшему правительству, Дэвид Кэмерон предупреждал о вредоносном влиянии корпоративного лоббирования.

«Следующий на очереди скандал, - говорил он, - будет связан с проблемой, позорившей нашу политику на протяжении долгих лет - проблемой слишком теплых отношений между политикой, правительством, бизнесом и деньгами.»
Как, однако, меняют человека выборы.

Мир лоббирования

Тема лоббирования не нова. Происхождение термина "лоббизм" связывают с американским президентом Улиссом Грантом, возглавлявшего администрацию с 1869 по 1877 годы и имевшего привычку проводить свое свободное время в лобби отеля Willard в Вашингтоне. В Великобритании лоббизм обычно ассоциируется со сводчатыми коридорами парламента, в которых отдельные лица или группы, объединенные определенными интересами, ведут беседы с депутатами в целях использования их голосов.

Теоретически, лоббирование - лишь часть демократического процесса. Лоббировать могут любые группы, объединенные определенными интересами, начиная от профсоюзов, благотворительных, экологических организаций и заканчивая бизнес-структурами и даже представителями иностранных государств.

Самым результативным как с точки зрения деятельности, потраченных денег, так и получения необходимых привилегий, оказалось лоббирование интересов деловых корпораций.
  Изначально являясь подразделением Связей с Общественностью, сегодня лоббирование превратилось в многомиллиардную индустрию. Достаточно взглянуть на попытки регулирования финансового сектора в США , чтобы понять масштабы лоббистской деятельности крупных корпораций . Почти 1000 лоббистов пытаются повлиять на Вашингтонских законодателей. По своей численности лоббисты, действующие в финансовой отрасли и выступающие против реформ, превзошли лоббистов-представителей гражданских групп в пропорции 11 к одному.

Истинный масштаб лоббистской деятельности можно назвать умопомрачительным, если не опасным. Корпоративные лоббисты находятся в эпицентре разработки и определения политики. Они действуют вне демократического контроля, и как правило, скрыты от глаз общественности.

Лоббисты обращаются к парламентариям Великобритании по сто в раз неделю. Количество лоббистов в Вашингтоне, начиная  с 2000 г выросло в два раза. В Австралии расходы на лоббирование превышают темпы инфляции в три и составляют уже свыше 1 млрд. долл. год. В Индии набирает силу новое поколение корпоративных лоббистов, многие из которых имеют международные связи, c такими PR-гигантами как , к примеру, базирующаяся в Вашингтоне Burson-Marsteller. По словам журналиста Прафула Бидвая, "корпоративное лоббирование стало самым ярким воплощением коррумпированного капитализма в Индии. Оно превратилось в устрашающую индустрию, в одном Нью-Дели действует по меньшей мере 30 крупных фирм, занимающихся лоббированием интересов.
В ряде случаев бизнес-интересы объединяются для создания крупных лоббистских организаций; один из таких примеров - Канадский совет исполнительных директоров (Canadian Council of Chief Executives) (CCCE), в который входит 150 компаний или гигантская ассоциация BusinessEurope, объединяющая 20 млн. компаний из 34 стран.

Корпоративные лоббисты стремятся не просто оказывать давление - они активно вовлечены в написание и определение политики на национальном и международном уровнях.
Неудивительно, что корпорации готовы платить большие деньги, чтобы завоевать влияние, особенно, когда речь идет о разработке законопроекта, от которого может зависеть получение прибыли.
Самые большие транжиры в США - компании работающие в фармацевтической отрасли и сфере здравоохранения, которые в 2009 году инвестировали почти 200 млн долл., чтобы сорвать флагманские реформы здравоохранения Обамы. Страховой сектор не пожалел 122 млн долл. на срыв идеи всеобщего медицинского страхования.

Успех мероприятия, о котором сегодня в открытую рассказывает PR-гуру Уэнделл Поттер, был достигнут путем массового обмана . Отвечая на критику со стороны других лоббистов, осудивших его за разглашение внутренних секретов PR-кухни, Поттер пишет: "После 30 лет работы в сфере PR , я, безусловно, заслужил право рассказать об обманных пиар-кампаниях, вводящих в заблуждение американскую общественность в процессе обсуждения реформ в сфере здравоохранения и прочих. Я в деталях расскажу об этих кампаниях основываясь на собственном участии в данных практиках».

Невидимая рука Чаепития

Пожертвования политическим партиям - традиционный путь оказывать влияние на законотворческий процесс. Правила по раскрытию информации о лоббистской деятельности, и ограничения по финансированию в каждой стране разные. В Австралии фармацевтические компании Pfizer и Medicines Australia направили крупнейшим политическим партиям $ 572,560 млн.долл и $ 392,386 млн долл соответственно. Но в арсенале крупнейших фармкомпаний есть и другие методы достижения своей цели. Для включения противоартритного препарата Enbrel в программу фармацевтических льгот Pharmaceutical benefits scheme ( PBS ) австралийская Wyeth наняла политических лоббистов Parker and Partners, которые в свою очередь привезли на встречу с политиками больных детей-колясочников . Результат не замедлил долго ждать - лекарство было включено в программу PBS, получив льготы на сумму $ 100 млн в год.

Зачастую компании используют технику создания так называемых front-groups, выражающих на первый взгляд интересы членов группы, но на деле стоящих на страже интересов компаний, их создающих и финансирующих. Так, для борьбы со вступающим в силу в 2012 г. законом, по которому табачные компании обязаны выпускать сигареты в пачках монотонной расцветки,
табачный гигант Philip Morris создает альянс австралийских ритейлеров (Alliance of Australian Retailers).
Но пожалуй самую изощренную стратегию взяли на вооружение нефтяные магнаты братья-миллиардеры Кох - наследники второй по величине американской частной компании. На плакатах Tea Party или «Чайной партии» красуется портрет бывшего губернатора Аляски от Республиканской партии Сары Пейлин.
Движение «Чайная партия» или Tea Party представляет собой довольно дерзкое объединение, выступающее против традиционной политики и корпоративного пиара.
Журналистам, ведущим расследования, потребовалось немало времени, чтобы обнаружить тесную взаимосвязь между Tea Party и ее богатыми корпоративными покровителями. Дэвид Кох выступил соучредителем фонда «Американцы за Процветание», который ведет подготовку и "воспитание" активистов Tea Party, направляя в нужное русло их политическую энергию и предоставляя списки должностных лиц, на которых стоит обратить свой гнев. В официальных налоговых документах указано, что в 2008 г. три крупнейших фонда семьи Кох осуществляли денежные пожертвования в адрес 34 политических организаций, три из которых были ими же и основаны, а несколькими из них они управляют .

Я как таксист по найму …

Сегодня разница между политиком и корпоративным лоббистом становится все менее явной. Политики с легкостью переходят с правительственных постов на высокие лоббистские должности в крупные корпорации - и обратно, "вращающиеся двери" никогда не останавливаются. Подчас политикам удается работать одновременно по обе стороны линии фронта.

В марте 2010 года разгорелся скандал с участием министра транспорта Стивена Байерса, и британской общественности представилась возможность заглянуть в мутные глубины лоббистского мирка.

«Я что-то вроде такси по вызову » - заявил Байерс журналисту, представившемуся ему специалистом по связям с общественностью крупной корпорации и предложившему денежное вознаграждение в обмен на продвижение необходимых решений в правительстве. Свои услуги министр оценил в районе 3.000-5.000 фунтов стерлингов ($4,700 – $7,900) в день.

Бывший министр здравоохранения Патриция Хьюитт за 3000 фунтов стерлингов в день согласилась помочь «клиентам» в отмене определенных законодательных актов - впрочем, этот факт она впоследствии опровергла. Занимавший на тот период пост министра обороны Джефф Хун дал понять, что «с радостью займется тем, что принесет дополнительный доход..» и тоже согласился войти в консультационный совет за 3000 фунтов в день. В декабре Баейерс и Хун были лишены парламентского пропуска на 2 года и 5 лет соответственно.

Парламентарий Байерс предлагал свои услуги лоббиста по такой суточной ставке, о которой большинство избирателей его округа Северный Тайнсайд могут лишь мечтать как о месячном заработке.

Это может показаться странным, но британская система разрешает нынешним членам парламента быть платными консультантами бизнес-структур и отстаивать интересы своих работодателей, тем самым увеличивая свой доход в два, а то и в три раза. Подобная деятельность, которая классифицируется как коррупция в Африке, Азии или Латинской Америке, в странах Запада имеет статус легального лоббирования.

Между тем, тарифы алчных британских политиков могут показаться грошами сидящим по другую сторону Атлантики. Несмотря на кризис, личное состояние членов Конгресса суммарно возросло более чем на 16 % в период 2008-2009 гг. Почти половина американских законодателей - миллионеры.

Что делать?

Миллиардеры и корпорации захватывают политическую власть во всем мире; любой, в чьих интересах сохранить демократию, должен подумать о том, как этому противостоять.

Но как? Мы многого не можем сделать, пока мы не станет ясно, что именно происходит. Да у нас есть отдельные данные о степени лоббирования в США , поскольку в этой стране существуют хотя бы минимальные требования к раскрытию информации - ведется реестр лоббистов. В Великобритании же и такие скромные попытки установить прозрачность деятельности были отклонены в 2009 г. в пользу "саморегулирования" индустрии лоббирования . "На данный момент мы не располагаем правом знать, кто кого и в каких целях лоббирует. Мы считаем, что общественность имеет право знать, кто оказывает влияние на решения, принимаемые правительством», -заявляют представители движения «За прозрачность лоббистской деятельности» (Alliance for Lobbying Transparency).

Участники движения настаивают на введении обязательной регистрации лоббистов, которая ясно показывает, кто лоббирует, и какие средства идут на эти цели, на публикацию в открытом доступе отчетов обо всех встречах между выборными должностными лицами и лоббистами, а также законодательном введении этических норм и ограничений на дополнительные вознаграждения и подарки. Активисты движения ведут кампанию за отмену привилегированного доступа представителей корпораций к депутатам парламента и правительственным чиновникам и призывают к прекращению принципа "вращающейся двери".
Как гласит поговорка, «лучший пиар тот, когда люди не знают, что ими манипулируют». Корпорации, лоббистские фирмы и многие политики стремятся сохранить действовать именно таким образом. Но благодаря отдельным людям и организациям, которые готовы бить тревогу, собирать компромат и публиковать информацию о мутном мире лоббирования, люди начинают осознавать истинные масштабы этой деятельности.
Благодаря действующим в разных странах мира организациям и активистам движений, выступающим за прозрачность деятельности, мы знакомимся с фактами коррупции и подкупа и начинаем понимать, что живем в эпоху неконтролируемого лоббирования.
Корпоративный захват демократии - не просто параноидальные кошмары теоретиков заговора.
Этот процесс касается нас всех, проникая в каждую из сфер нашей жизни -это пища, которую мы едим, медицинские препараты, которые мы используем, воздух, которым мы дышим, войны, идущие ради нас, это использование природных ресурсов, температура нашей планеты, то, на что идут наши деньги, и как они расходуются теми, под чьим контролем находится государственная казна.
В то же время правительства и корпорации знают о нас и наших привычках больше, чем когда-либо прежде, и могут использовать эту информацию в своих интересах.

Буря, произведенная WikiLeaks, показала, что даже самые влиятельные структуры не в силах предотвратить возможную утечку информации о своей деятельности. Не менее важным является растущая массовая общественная поддержка проекта Wikileaks, обеспечившая распространение информации, сводя на нет попытки корпораций и правительств заблокировать работу сайта.

Возможно, Дэвид Кэмерон понимал, о чем говорил , когда предупреждал, что "следующий скандал" будет связан с чересчур теплыми отношениями между политикой, правительством, бизнесом и деньгами.
Работа по разоблачению скандальных реалий корпоративного лоббирования это больше, чем просто упражнение в бессильной ярости. Это жизненно важная и необходимая стратегия, чтобы спасти то, что осталось от нашей демократии.
 

По материалам New Internationalist

21 Февраль 2011

Комментарии


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ТИХАЯ, НО БЕЗЖАЛОСТНАЯ ПРЕДВЫБОРНАЯ БОРЬБА
ПРИВАТИЗАЦИЯ ДУХА
УКРАИНА: ПОЧЁМ ДОСТУПНОЕ ЖИЛЬЁ?
СЛИШКОМ МНОГО ЛЮДЕЙ?

Новости
13.12.2017 Более 90% палестинцев считают решение США по Иерусалиму нарушением их интересов
13.12.2017 Тиллерсон предложил КНДР переговоры без предварительных условий
13.12.2017 Победа демократа Джонса на выборах в Алабаме стала поражением для Трампа
12.12.2017 Cоциал-демократы Литвы не поддержат проект госбюджета на 2018 год
12.12.2017 Президент Чехии раскритиковал инициативу лидера СДПГ о создании Соединенных Штатов Европы

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"