все поля обязательны для заполнения!


 
После нас хоть потоп
мальчиш-плохиш как архетип постсоветской элиты
ДМИТРИЙ ГАЛКИН
редактор отдела политики, политический аналитик

Периодическое обострение системного кризиса обнажает алчность и безответственность российской элиты, которая в периоды относительной стабильности успевает нацепить маски то убежденных либералов, то демократов-прагматиков, то несгибаемых государственников. Эти карнавальные костюмы исчезают, как только в результате экономических неурядиц (вызванных, или, по крайней мере, усиленных поведением самой правящей элиты) возникает угроза для ее господства. В подобной ситуации деятели, называвшие себя «либералами» потребовали установления военной диктатуры и расстрела ожидавшихся голодных бунтов, разогнали законно избранный парламент и убили несколько сотен человек из числа тех, что пришли его защищать. Патентованные «демократы» без колебаний свели демократические процедуры к фикции, лишенной какого-либо реального содержания, а политический процесс превратили в кукольный театр. Государственники, на протяжении нескольких лет тешившие российское общество рассказами о национальном возрождении, разваливают экономику, сражаясь друг с другом за финансовые ресурсы, которые должны помочь отдельным банкам и корпорациям пережить кризис за счет всех остальных.

 Безусловно, правящая элита сражалась за свое положение во все времена и во всех странах. Но она, как правило, все же ограничивала свое поведение религиозными представлениями, идеологическими рамками, этическими требованиями. Там, где она этого не делала, ее ждал скорый и неотвратимый крах, который превращался в распад общества, если в нем не находились силы, способные сформировать новую элиту, готовую к жертвам и компромиссам ради восстановления эффективного социального управления. Потоп, который небрежно предрекла мадам Помпадур, не мог не стать реальностью, порожденной деятельностью тех, кто считал смешным заботиться о том, что будет после нас. Правда, далеко не всегда катастрофа правящей элиты становится прологом прогрессивных преобразований. «Потоп», уничтоживший единомышленников маркизы Помпадур, оказался Великой Французской революцией, благодаря которой возник современный мир. Провал нынешней российской элиты может резко ускорить процессы экономической, технологической и культурной деградации, поставив российское общество на грань выживания. О каких-либо прогрессивных социальных преобразованиях в подобной ситуации нечего и мечтать.

 Значит ли это, что ответственное политическое поведение сегодня заключается в поддержке угрожающего обрушиться социально-политического строя в расчете, что испугавшаяся элита добровольно займется его реформированием? Понятно, что с помощью подобного рода рассуждений удобно оправдывать свое бездействие или равнодушие к политическим вопросам.

Если отстранение от власти нынешних элитных группировок лишь ухудшит ситуацию, а сохранение стабильности дает хотя бы слабую надежду, то всякая политическая деятельность становится бессмысленной. Нет ничего опаснее подобных выводов, основанных на непонимании социальной психологии сформировавшейся в постсоветской России  элиты. От нее нельзя ожидать ответственного поведения, поскольку она пришла к власти и удерживает политическое господство благодаря принципиальной безответственности. Овладеть иными моделями мышления и социального поведения она попросту не может. Этим она резко отличается от околовластных группировок не только развитых капиталистических стран, но и многих государств «третьего мира».

 Нельзя ожидать от российской элиты, что она перед лицом смертельной опасности ограничит свое потребление, поступится частью доходов и начнет думать об общественном благе. Это все равно, что рассчитывать, что если лягушку сильно напугать, то она научится летать.

При этом многие представители правящей элиты могут трезво оценивать ситуацию и произносить правильные слова, а некоторые – даже предпринимать какие-то действия, направленные на замедление разрушительных процессов. Но в целом, как социальная группа, элитные группировки будут лишь агрессивнее сражаться с конкурентами за возможность использовать в собственных интересах общенациональные ресурсы и активнее подготавливать себе комфортные условия существования за пределами страны.

 Во многих сатирических рассказах и публицистических выступлениях 1917 года удивляет наивное возмущение авторов тем, что банкиры, промышленники и торговцы вместо того, чтобы помогать строительству «свободной России» спекулируют, занимаются аферами и переводят деньги за рубеж. Было бы странно, если бы люди, получившие собственность, по замечанию Николая Греча, благодаря умению выпрашивать, воровать и грабить, вели бы себя иначе в условиях общественного развала, вызванного войной  усиленного изменением политического строя. Нынешняя элита не может похвастаться смекалкой биржевиков и комбинаторов предреволюционной поры. Она достигла своего сегодняшнего положения благодаря пренебрежительному отношению к нормам советского общества, отсутствию твердых моральных принципов и навязчивому желанию обогащения, которое удалось удовлетворить и не погибнуть в погоне за наживой благодаря удачному стечению обстоятельств. Умение рассчитывать, планировать, знание финансовых механизмов, которые требуются любому удачливому предпринимателю в условиях капиталистического общества, не только не гарантировали попадание в состав российской элиты, но в отдельных случаях могли даже помешать. Так, те, кто в начале 90-х вкладывал средства в развитие прибыльных предприятий, к середине десятилетия утратил над ними контроль, зачастую потеряв сделанные инвестиции. Зато те, кто покупал предприятия, чтобы продать оборудование за границу (если удастся) или даже на металлолом, получил средства для дальнейшей экспансии.

 На протяжении последних лет, несмотря на необычайно высокие мировые цены на сырье и энергоресурсы, большинство российских корпораций ничего не сделали для модернизации и развития производства. Из-за недостатка инвестиций под угрозой оказалось даже освоение уже разведанных месторождений. Собственники и руководители корпораций тратили свободные средства на личное потребление, приобретение обширных заграничных имений и строительство подмосковных замков, покупку футбольных клубов и получение контроля над предприятиями в развитых странах мира. Причем в последнем случае вопрос о целесообразности подобных расходов никак не был связан с экономической выгодой. Транснациональные корпорации, как показывает статистика, тратят на приобретение других компаний и предприятий в несколько раз меньше, чем российские. Более выгодным представляется развивать уже имеющееся производство. Конфликт вокруг ТНК между российскими собственниками и представителями British Petroleum, как известно, был связан с тем, что иностранные акционеры хотели развивать производство в России, а российские – осуществлять международную экспансию. Это совершенно естественно: для российских элитных группировок приобретение международного статуса является пределом мечтаний и целью стремлений. Так же как для сотрудника советского внешнеторгового объединения, являющегося социально-психологическим прототипом нынешних миллиардеров, переломным пунктом карьеры становилась длительная работа за рубежом.        

 Становление социально-психологического типа, составляющего основную массу нынешней российской элиты, произошло под влиянием официальной советской пропаганды. Хозяйственная бюрократия, захватившая власть в стране в конце 70-х – начала 80-х, плохо понимала цели социалистического строительства, точнее говоря, она не собиралась даже всерьез об этом задумываться. Значительно большую важность для нее представляли текущие социально-экономические задачи, их решением она и пыталась заниматься. Социалистическая идеология свелась к набору штампов, с помощью которых безуспешно пытались объяснить глобальные процессы и события внутренней жизни, лишь вызывая в обществе недоверие к базовым идеям социализма.

 Страна, подменившая достижение стратегических целей социалистического строительства решением текущих проблем, постепенно все больше попадала в зависимость от экономической системы капиталистического мира, обладавшего несравненно большими возможностями и ресурсами. Циклические кризисы мирового капиталистического производства стали все сильнее сказываться на советской экономике. Понятно, что партийное и государственное руководство справлялось с ними намного хуже, чем западные банки и корпорации.

В этих условиях официальная пропаганда стала вызывать раздражение, и в самых разных социальных группах появилось значительное число людей, полагавших, что она искажает действительность с точностью до наоборот. Если говорится, что социалистическое производство эффективно, то, значит, на самом деле все преимущества на стороне капитализма. Если утверждается, что нужно проявлять взаимовыручку и солидарность, то, значит, самое главное блюсти собственные интересы. Если власть призывает к самоотверженному труду на благо общества, то значит, нужно работать исключительно на себя.

 Однако единственным способом получения информации об окружающем мире для этих людей (а их по вполне понятным причинам было особенно много среди молодежи и подростков) оставались советские фильмы и книги. Изображение звериного оскала капитализма в советском кинематографе, на котором специализировалась Рижская киностудия, становилось для этих толкователей официальной пропаганды не разоблачительной картиной, а чаемым образом социальной действительности. Вполне возможно, что некоторые фильмы не только смотрелись, но и снимались с подобным чувством. Теперь эти кинематографические злодеи вышли за рамки экрана и заняли высокое положение в социальной иерархии. Однако каждый, кто видел незабвенные произведения латышского кинематографа с мигающими витринами, проникающим всюду развратом и охватывающим всех героев цинизмом, знает, что его отрицательные герои не способны к ответственному социальному поведению даже перед лицом смертельной опасности. Они будут сражаться друг с другом за власть и материальные блага, предаваться порокам и мечтать о господстве, пока не будут уничтожены в огне пожара, уже подбирающегося к их особнякам, так похожим на дворцы миллионеров из советского кино и замки злых волшебников из мультфильмов.                                                   

 

 

 

 

05 Декабрь 2008
Смотрите материалы по теме: Элита, советский

Комментарии
 |  07 Декабрь 2008 в 09:34
"....Владимир Влажимирович! Скажите, а где можно купить Ёлочку к новому году?..."
 |  07 Декабрь 2008 в 10:07
Ой...а про платьице-то я за памятовал...
Так вот, ваши дети, когда пишут Деду Морозу в Устюг, думаете он там и сидит и читает?
- Ничерта...
Лужи. Хмуро в Москве. И только новогодний праздничный дождь поднимает настроение... а обозы с письмами уже почти достигли цели,- кучкуются у въезда на Горбатый мост, что на Пресне,- В Устюге лишь почтовый ящик,- а Дед Мороз он тут. Он рядом. Сидит, значит, в своем Новом Тереме белоснежном,- почту читает...
А Снегурка чуть поодаль- за красными кирпичными стенами с бойницами и башенками на постоянной связи- подарки, знать, раскладывает..
И глаза у Снегурки добрые- добрые....
И вот из Спасской разлетаются по Россее- Матушке колесницы с подарками новогодними, а впереди опричники- глядят, чтобы возницы не попутали кому какой...
Дед мороз же существует!?
-Пока в него верят..


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ПОЛИГРАФИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ: ОПЫТ МИРНОГО ПРОТЕСТА
СОЦИАЛИЗМ НА МАРШЕ
ЛЕВЫЙ ВЗГЛЯД: АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ НЕДЕЛИ
ЛЕНИН: ФИЛОСОФИЯ РЕВОЛЮЦИОННОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

Новости
16.10.2017 Германские социал-демократы победили на местных выборах в Нижней Саксонии
16.10.2017 Оппозиция Венесуэлы отказалась признавать результаты губернаторских выборов
16.10.2017 ФАО сообщила о росте числа голодающих в мире
16.10.2017 Наблюдатели от СНГ сочли выборы президента Киргизии открытыми и прозрачными
16.10.2017 Лидер консерваторов Австрии победил на выборах на фоне укрепления позиций ультраправых

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"