все поля обязательны для заполнения!


 
Советские фантомы
Советские общественные институты сохранились как неформальные социальные практики

Современное российское общество во многом напоминает советское, как оказалось, разрыв 90-х годов вовсе не был радикальным. При этом социальная природа нынешнего строя, безусловно, совершенно иная. Он не может открыто управлять общественными институтами, которые использовались в социальном конструировании. Однако они никуда не исчезли, они сохранились как неформальные социальные практики, которые поощряются и поддерживаются властью. Вследствие этого на первый план выступили наиболее отталкивающие черты советской политической системы. Все, что было связано с социалистической идеологией, определяло смысл социального бытия в советскую эпоху, придавало ему определенную глубину, не нужно нынешней правящей элите. Она покровительствует только тем современным социальным практикам, которые генетически связаны с институтами, определявшими иерархический характер советского общества, вырывавшими его из окружающего мира, позволявшими бюрократической верхушке управлять идущими в нем процессами.

 Прежде всего, это касается политической цензуры, которая из системы государственного контроля над медиа, превратилась в практику периодического вмешательства правоохранительных органов в деятельность изданий, по каким-либо причинам вызывающим подозрение власти. Поводом для такого рода вмешательства зачастую становятся обвинения в экстремистских высказываниях. Причем понять что же испугало власть зачастую просто невозможно, вероятно, не редко подобные действия имеют профилактический характер. С такого рода практикой не так давно столкнулась группа «Что делать?», объединяющая художников, философов и теоретиков искусства, в которую я вхожу. Тираж нашей газеты был арестован из-за того, что в одной из статей работники прокуратуры углядели признаки экстремизма. После разбирательства это обвинение было снято. Очевидно, что в данном случае мы имеем дело не с актом подавления инакомыслия, а с практикой профилактического контроля, которая выполняет те же общественные функции, что и существовавший в СССР институт цензуры.

 Аналогичный характер имеет и самоцензура, ставшая обычной практикой почти во всех СМИ. Причем она осуществляется не только редакторами и владельцами, но и самими журналистами, которые при создании материалов неизменно учитывают интересы и политические пристрастия собственников или заказчиков. Эта практика имеет всеобщий характер и затрагивает все влиятельные СМИ, лояльные по отношению к власти, но и примыкающие к либеральной оппозиции.

 В качестве неформальной практики, также осуществляющейся через вмешательство и давление правоохранительных органов, сохранился институт государственного контроля над экономикой. Еще одним его проявлением в современных условиях стала система неформальных устных договоренностей между предпринимателями и представителями власти, которая повсеместно является основой деловой активности. Участие в аналогичной системе неформальных политических соглашений становится важнейшим условием допуска тех или иных сил к политическому процессу.

 Однако далеко не всякий институт советского общества может продолжить существование в качестве неформальной социальной практики, как бы ни хотела этого нынешняя власть. Так, полностью провалились все попытки восстановить систему идеологического контроля. Любая идеология опирается на ясно обозначенную систему ценностей, которую нельзя заменить намеками и общими рассуждениями. Без четкого понимания того, что является истинным, а что ложным, что представляется желательным, а что недопустимым, идеология не существует. Поэтому возвращения идеологического контроля возможно только в случае восстановления соответствующих институтов. А на это нынешняя власть не может решиться, поскольку это потребует от нее значительных ограничений, связанных с унификацией поведения.

 Институты идеологического, политического и экономического контроля требуют единообразного поведения от всех социальных групп, предполагают их подчинение установленным правилам. От чего стала отказываться уже элита позднего советского общества, разрушившая его институты, подменившая их неформальными практиками, которые она использует в качестве средства контроля. Поэтому речь сегодня идет не о восстановлении советского социально-политического строя,  чем  как полагают либералы занята нынешняя власть,  а о продолжении стратегии позднесоветской элиты. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.                

        

 

 

04 Декабрь 2008

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПОЛИГРАФИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ: ОПЫТ МИРНОГО ПРОТЕСТА
СОЦИАЛИЗМ НА МАРШЕ
ЛЕВЫЙ ВЗГЛЯД: АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ НЕДЕЛИ
ЛЕНИН: ФИЛОСОФИЯ РЕВОЛЮЦИОННОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

Новости
06.07.2020 Дуда и Тшасковский имеют почти равные шансы занять пост президента
06.07.2020 Бывший премьер-министр Монголии приговорен к 6 годам тюрьмы
02.07.2020 Пандемия COVID-19 отсрочила проведение 24 выборов и референдумов – Гутерреш
02.07.2020 Активисты устроили акцию протеста в Бундестаге в нескольких метрах от Меркель
02.07.2020 За поправки к конституции проголосовали 77,92% россиян
02.07.2020 Байден должен выбрать вице-президентом не белую женщину, считают 72% демократов в США

Опрос
В ЧЕМ ПРИЧИНА БЕДНОСТИ В РОССИИ?






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"