все поля обязательны для заполнения!


 
"Советское": архаика и идеал
АЛЕКСАНДР МОРОЗОВ
политический аналитик

"Советский человек в постсоветском мире" - это хорошая тема. Вся она определена поколенческим восприятием. Типологически это близко к Западной Германии конца 60 - начала 70-х. То есть - живы и те, кто служил в СС и уже обратно вернулся на службу в германскую армию и спецслужбы, выросли дети, а дети разделились на несколько частей: одни - в Красных бригадах, другие - забили на всякую политику и просто лояльны, третьи - вслед за отцами-бывшими нацистами ненавидят коммунистов и радикальных левых и т.д. Прошло 20 лет с разгрома нацизма и люди, которые находились в Сопротивлении, попали под "беруффербот" (запрет на профессию из-за участия в левом движении или даже из-за симпатий к левым).

Было три "советского". Ранее советское с упованием на полное "изменение человека". Оно имело сильный культурный бэкграунд, по существу связанный, как ни странно теперь это выглядит, с либеральным движением XIX века. Упование на избавление от всякого гнета, упование на возможность нового общежития людей, нового устройства жизни, которое будет лишено мерзостей, вызванных бедностью, безграмотностью. По существу, это было религиозное упование. К этому упованию апеллировала и позднесоветская мифология, которая по мере сил эксплуатировала ("Служили два товарища", "Бумбараш" и даже "Вжик-вжик, вжик- кто на новенького?"), показывая какие дивные люди разных сословий повернулись всем сердцем к Октябрю и с ним именно связали надежды на будущего человека.
Второе "советское" - это попытка Сталина вывести новую породу людей на основе всеобщего милитаризма, службизма, портупейной романтики, начищенных сапог и, по существу, лозунга "наша честь - верность". В тот период были сложены замечательные песни, которые приятно петь до сих пор, потому что в них обо всем говорится в терминах судьбы взрослого человека, а судьба эта полна войной, страданиями, обретениями, любовью, "заводской проходной" и т.д..
Третье "советское", которое, видимо, сложилось после "оттепели" - это уже крайне двусмысленное, распадающееся нечто, над которым довлел анекдот: "Они делают вид, что платят, мы делаем вид, что работаем". К этому времени уже никакой "проектности", никаких "упований" внутри "советского" не было. Была унылая попытка как-то совместить тоскливый пафос официального "советизма" с попыткой нащупать точки сопротивления нарастающему дрейфу к "несоветскому". Точки эти были слабые: борьба с "вещизмом", "мещанством", дискуссии в газетах на тему "быть или иметь?", попытки аппелировать к "великому прошлому" октября и гражданской войны. К этому времени в каждой общественной группе было свое представление о полной неправильности происходящего: заводские рабочие видели, что они никакой не "гегемон" и их нагло обманывают, а директор завода вывозит доски на строительство собственной дачи, научные работники сокрушались о том, что в НИИ 8 из 10 сотрудников просиживают штаны, внешторговцы и моряки жадно впитывали яркие плоды "загнивающего капитализма" и везли их через железный занавес на родину.
Однако и это "третье советское" теперь - через двадцать лет после его завершения, а главное после "спазмов капитализма в России" - по-разному воспринимается теми, кто и в те времена стоял в разных позициях по отношению к этому большому целому. Всякая эпоха, как слон. Каждый ощутывает какую-то его часть.

 2
Перед тем как жена ушла спать, я спросил ее: "Что в нашей сегодняшней жизни осталось советского?". Подумав она ответила: "Ну, наверное, а) хамство обслуживающего персонала (типа как советское время вел себя мясник в день завоза мяса", б) бюрократия". Жена и сестра у меня примерно в одной возрастной группе. Но жена - хипповала, автостопила, не ходила на комсомольские собрания и выросла в семье, где от властей никогда ничего не ждали. При "капитализме" жизнь ее стала, бесспорно, лучше. А вот сестра: она окончила гуманитарный вуз, пошла работать редактором в журнал "Ровесник" в отдел писем и могла бы в этой чудесной системе "Молодой гвардии" вскоре стать зав.отделом. А как там жили в те времена под сенью ЦК ВЛКСМ! Германское "социальное государство" нервно курит в коридоре по сравнению с той ватой благополучия, (путевки, дачные участки, премии, дефицитные книжки, ЦКовская поликлиника для детей на улице Цандера с ковровыми дорожками и т.д.), в которую погружался сотрудник "Молодой гвардии". Сестра ушла оттеда в декрет, а потом пришла беда, все рухнуло. И она уже не нашла себя в "капитализме". Как-то "засиделась" с детьми.
У меня есть ровесник, друг юности. Подводник, служивший сначала на Камчатке, а потом на Балтике. Он "нашел себя" и в новой жизни. По взглядам он, пожалуй, «яблочник», находясь в штабе командующего Балтфлотом, и будучи просвещенным человеком, он был в конце 80-х всем сердцем с журналом "Огонек", с Сахаровым и "демперестройкой". Как-то мы пили с ним и он мне сказал тихим шепотом: "Понимаешь, сколько бы теперь не добавляли к жалованию офицера, мы никогда уже не вернемся к тому, как мы жили при советской власти. Ты себе представить не можешь, в каких бриллиантах появлялась жена командующего Тихоокеанским флотом на ежегодных офицерских собраниях. Нам румынские гарнитуры везли на Камчатку военно-транспортными самолетами. Мы получали огромные по тем временам деньги. И при этом - дело было для нас не в деньгах. Мы же рисковали жизнью, были готовы погибнуть на этих лодках в любой момент...".
Все это я к тому, что советское общество было в высшей степени сословным. И были люди в разных сословиях, которые много потеряли. Потеряли ли они из-за смены системы? Видимо, нет. Потому что многие их ровесники из тех же сословий живут себе хорошо и теперь. И живут хорошо не только в "материальном смысле", но и именно в плане реализации личных возможностей, творчества и востребованности своих способностей и талантов.

3
Моя семья - во всех ее разнообразных ответвлениях - прошла через все этапы и формы "советского". Понятно, что я часто думал обо всех этих судьбах. Мой дед участвовал в октябрьском мятеже в Петрограде, мать - покоряла целину, мой отчим, с которым я рос с трех лет, был плавильщиком, мастером на металлургических заводах. Он был 4-летним ребенком депортирован из Бессарабии в 1939 году теми страшными эшелонами, которые останавливались под дороге в Казахстан, для того, чтобы высадить и расстрелять отцов семейств. И его отец был расстрелян. Мой прадед по матери был расстрелян в 1920 году в Туркестане. Газетные вырезки я стал собирать очень рано. Помню, что с интересом читал статью в Литгазете о романе Солженицына "Август 1914". А это был, вероятно, 1974 год?
Вопрос таков: а в чем заключено "советское"? что такое "советское"? И собственно говоря, а было ли то, что называлось словами "советский человек"? Понятно, что была злая полемическая реконструкция А.Зиновьева (homo soveticus), были попытки исследовать "советского человека" средствами прикладной социологии (Левада снискал себе известность исследованием "Простой советский человек"), позже была попытка М.Козловой подойти к этому феномену с позиций "истории повседневности".
Откровенно говоря, я сейчас не очень ясно понимаю: а в чем "советскость"? Может быть, "советский человек" - это просто человек, особым образом прилаженный к тотальности государства? Да и то ведь, после смерти Сталина эта "приладка" стала быстро (в смысле исторических сроков) "размонтироваться"...

 


Что же сегодня? Каково место "советского" в "путинизме"? Мой ответ: никакого. Мне кажется, дело было так. В первом сроке Путина перед властями стоял вопрос: как отстроиться от «ельцинизма» и от перехода страны под полный контроль извне. Тут, действительно, была сделана некоторая ставка на пробуждение низового националистического дискурса. Позже, когда "Родина", а также круг сторонников "авторитарной модернизации" на АПН - сыграли свою роль, власти перешли к новому этапу. Поскольку некоторая "субъектность" была укреплена, "Родину" разогнали. Тут надо было чем-то наполнять эту "субъектность" и национализм уже не годился. Надо строить "гражданскую религию". А "гражданская религия" - это, как известно, набор каких-то пусть и случайных, хаотичных, но всеобщих гражданских ритуалов, имен, символов и укорененных слоганов. Во второй части второго срока В.Путина администрация уже вплотную взялась за "новые ритуалы". Тут появился день 4 ноября, а "Великий Октябрь" поехал на свалку. Были предприняты разные пробные шаги - перезахоронение Деникина и Ильина, попытки усилить "церемониальность" военных парадов на Красной площади, стали поощрять молодежные праздники в день св.Валентина и св.Патрика. А теперь вот подоспело и "Имя России", которое, безусловно, также служит нуждам выработки "гражданской религии" для новой России. И в общем, надо заметить, что несмотря на тошнотворность этих дебатов - они выполняют свою функцию медленной селекции фигур для нового российского Пантеона. Тошнотворность понятна - ведь речь идет о "массовой культуре". Новый пантеон не может быть советским, но он не может быть и антисоветским. Он должен быть "другим" и при этом "всеобщим". Ведь надо заметить, что "американская гражданская религия" также тошнотворна, но никуда не деться от усилий по созданию каких-то "скреп сознания" для большой территории, населенной разными народами.
Деформированные обломки «советского» проплывают в формируемой каше новой субъектности России наряду с другими обломками. Но сказать, что происходит восстановление «советского» - нельзя. Это не имеет оснований.

5
Есть другой - не менее важный процесс. Скоро уже 20 лет капитализму в России. Нахлебались. Люди старших возрастных групп, к которым принадлежу и я - сосредоточены в основном на доживании, а именно на содержательном общении с домашними животными. А вот младшие возрастные группы вырабатывают свой смысловой ответ на капитализм. Как и в каждом поколении ответ на социальную систему идет сразу по нескольким осям. Как однажды сказал мне С.Шаргунов: "Молодежь хочет либо денег, либо подвига". Это несколько огрубленная, но в целом верная схема. Капитализм дает возможность заработать и обрести "свободу через деньги". Но не всем. Для остальных встает вопрос о мотивации, о счастье, о самореализации и о том, какими словами называть систему, в которой живешь. И в которой всю жизнь придется тяжело и однообразно работать, чтобы обеспечить семью и вырастить детей - как это было с моими родителями в эпоху «советского».
И в настоящий момент, когда "Единая Россия" заявляет о себе, как о консервативной партии, с другого конца социального пространства движутся массы, которые задают вопрос о социальном идеале. Потому что эти дети с момента покупки им первого мобильного телефона уже понимают: не все станут "олигархами" и не всем удастся ярко стартовать в "Доме-2". Да, возможно удастся удачно встроиться в систему обслуживания "олигархов" или "звезд", но это не снимет вопроса о том: а куда все это движется, в чем смысл истории, и в чем возвышенное предназначение человека во Вселенной.
И вот отсюда-то, несомненно, возникает обращение к разным проявлениям несистемного в прошлом и симпатия к несистемному в настоящем. Ленин был большой несистемщик. Командате Маркос и "Красные бригады" - это интересный опыт. 1968 год. И даже капитан Кодряну, Эвола и Генон. И художественный авангард в его поздних, уже радикальных формах. И марксизм. Да, хорошая была затея у Шаргунова с газетной полосой "Маркс - как стиль", потому что Маркс - содержание которого мутно и необъятно - в каждой единице речи демонстрировал увлекающую саркастическую антисистемность.
Все это я к тому, что "советское", конечно, уже похоронено - сколько бы его обломки не плавали на поверхности социальной жизни. Но вопрос о социальном идеале, конечно, не может быть снят. Потому что это вопрос не политический, а вопрос личного жизненного выбора.
Проблема, коротко говоря в том, что "советское" постоянно воспроизводило в себе - пусть и ложный, недостижимый, временами угасающий - социальный идеал, близкий по духу к религиозному упованию. И всякий молодой человек (вступающий в жизнь, так сказать, со своим первым мобильным телефоном, т.е. с первой заводской зарплатой) был волен самоопределяться по отношению к этому идеалу - верить в него, отвергать, игнорировать. Но это был все-таки полноценный идеал, который трактовал и будущие формы общежития людей, их самоорганизации, их всемирного братства и взаимной ответственности.
А ведь "капитализм" сегодня - это ясно каждому молодому человека - крутит свои лопасти без всякого уже идеала, носящего универсальный характер. Эта мировая машинерия сосет ресурсы снизу вверх, напитывая верхние этажи немереным богатством и оставляя низы на глобальной периферии - только и всего. Ведь сейчас не вторая половина XIX века, когда прогрессистский идеал либерализма, придавал капиталистической инициативе гуманистический характер. В ХХ веке еще кое-как через две войны и социальное государство, через борьбу с тоталитаризмом либерализму удалось кое-как пробултыхаться в виде угасающего социального идеала. Но теперь это все не просто трещит, а уже разлезлось по всем швам.

26 Ноябрь 2008

Комментарии
 |  26 Ноябрь 2008 в 11:42
все не так. подробности позже
 |  26 Ноябрь 2008 в 12:17
2 момента весьма спорны:
1) Советское, безусловно разгромлено, порвано в клочья, об него вытерли ноги и даже привязали на шею камень, как одной известной собачке из фильма великого режиссера Юрия Грымова. Но дело в том, что воздушность того самого идеала не только держит эти разрозненные фрагменты на плаву, но и все норовят взмыть вверх то на латинских, то на азиатских крыльях.
Но главное, что поскольку предложенный вместо "совкового" медлительного авианосца, реактивный "бобковый" крейсер оказалась уж слишком изношен за предыдущие 3,5 века предыдущими владельцами, то он не только "притормозил", но и пустил уже изрядную течь. И все описанные метаморфозы 2000-х - не более, чем хватание за это оставшееся советское за неимением иного, сколь либо существенного. Причем хватание весьма оригинальное. Залазим на него сверху - и не ясно, что важнее: самим выплыть или все-таки "проклятый совок" утопить. Пусть, мол, оба утонем, но "совок" на миг раньше прикончим.
Что смотреть шапито Любимова на "России"?! Имя России Сталин, ибо ни о ком не говорят столько, сколько о нем. Льют помои нескончаемым потоком, при этом забывая другого "авторитета", Черчилля: «Любое упоминание в прессе, кроме некролога, - это реклама!». То же самое с Лениным, Марксом, в общем, думаю, понятно... Поэтому если советское хотят добить, попробовали бы для начала о нем помолчать.
2) А здесь, собственно о самом советском. Вы рассуждали об "обычном советском". Но смею предположить, что болезнь советского и началась тогда, когда его попытались сделать обычным. Пока был порыв, пока было "тотальная государственность", проект имел смысл. Как только стало "Через 20 лет...", "Догоним и перегоним по потреблению...", тогда собственно и пришли кранты. Это все равно, что соревноваться на планере с болидом "Формулы -1": по скорости наверное проиграешь, но "Ferrari" ведь не взлетит...
А так, в порядке повода для спора - весьма любопытные рассуждения (не Кирилл Гундяев и не Юргенс).


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПОЛИГРАФИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ: ОПЫТ МИРНОГО ПРОТЕСТА
СОЦИАЛИЗМ НА МАРШЕ
ЛЕВЫЙ ВЗГЛЯД: АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ НЕДЕЛИ
ЛЕНИН: ФИЛОСОФИЯ РЕВОЛЮЦИОННОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

Новости
07.08.2020 Около 100 тыс детей могли остаться без крова в результате взрыва в Бейруте - ЮНИСЕФ
07.08.2020 Суверенитет Белоруссии можно укрепить только путем честных выборов - ЕС
07.08.2020 Президента Германии раскритиковали за несоблюдение связанных с COVID-19 ограничений
07.08.2020 Премьер Венгрии сравнил нелегальных мигрантов с биологической бомбой
06.08.2020 Справедливая Россия предлагает оказать доппомощь гражданам с низким доходом
03.08.2020 Нетаньяху заявил, что в демонстрациях видит попытку попрать демократию

Опрос
В ЧЕМ ПРИЧИНА БЕДНОСТИ В РОССИИ?






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"