все поля обязательны для заполнения!


 
Кризис российских левых
ИЛЬЯ КОНСТАНТИНОВ
Заместитель генерального директора Института развития гражданского общества и местного самоуправления

Утверждение о том, что в современной России преобладают левые настроения, стало в отечественных СМИ общим местом. Особенно после небезызвестного изречения Владимира Путина, назвавшего Россию «социал-демократической страной». Однако в этой «левой» стране, у власти уже много лет находятся сменяющие друг друга правительства, упорно проводящие праволиберальную политику. А в Государственной Думе конституционным большинством располагает правоцентристская «Единая Россия», прибравшая к рукам большую часть региональных заксобраний и органов местного самоуправления.

Можно долго рассуждать о всесилии административного ресурса, о господстве «телефонного права» и пассивности избирателей, но факт остается фактом – левые силы оттеснены на обочину политики.Более того, само разделение политического поля на «левых» и «правых» в сегодняшней России приобрело условный характер: если сличить программные документы ведущих политических партий, бросается в глаза схожесть, а зачастую и тождественность, многих положений.

Сравните Программу-минимум КПРФ и Программное заявление «Единой России».
КПРФ требует остановить вымирание страны, «ЕР» провозглашает программу сбережения российского народа. КПРФ за «восстановление высоких стандартов всеобщего бесплатного образования», «ЕР» за «преумножение лучших традиций отечественной системы образования». КПРФ требует «энергично развивать наукоемкое производство», «ЕР» настаивает на создании «экономики инновационного типа».
Обе партии выступают за энергичную борьбу с коррупцией, за повышение уровня жизни, за развитие бесплатной медицины, государственное финансирование науки, обеспечение продовольственной безопасности страны, борьбу с бюрократизмом, укрепление обороноспособности, независимую внешнюю политику и пр. и пр.

Есть, конечно, и различия, но они часто носят декларативный характер (вроде «построения социализма» у КПРФ – когда-нибудь, когда рак на горе свистнет), или относятся к нюансам, недоступным восприятию рядового избирателя. Не стану утомлять читателя сравнением программ других политических партий, желающие ознакомятся сами. Поверьте на слово: очень много общего. Отчасти это естественно, мы все живем в одной стране, сталкиваемся с общими проблемами и, в конце концов, все «хотим как лучше».

Да и в большинстве других стран, по крайней мере, развитых, основные программные положения системных политических сил имеют между собой много общего.
Но, во-первых, если мы говорим о странах «золотого миллиарда», то там в обществе, действительно, существует исторически сложившийся консенсус по некоторым основным вопросам политической жизни: государственное устройство, избирательная система, права и свободы граждан, отношения собственности и так далее. В России такого консенуса нет! Слишком свежи раны 90-ых годов. А, во-вторых, в государствах с развитой демократической системой, в центре крупных избирательных кампаний обычно находится обсуждение конкретных животрепещущих вопросов: выводить или не выводить войска из Ирака, разрешать или запрещать аборты, повышать или понижать налоги. Я далек от идеализации западного капитализма, отдаю себе отчет в манипулятивном характере либеральной демократии, вижу изъяны царящего там «общества спектакля».
Однако все познается в сравнении!

Левые интеллектуалы в Западной Европе и США часто сетуют на искусственно сформированное «согласие управляемых». Для них это проблема.

Проблема нашей страны в том, что согласия управляемых никто не спрашивал и не спрашивает. Именно в этом суть «управляемой демократии», как системы давления, шантажа и подкупа избирателей. Социологические опросы показывают, что россияне в своем большинстве не доверяют политическим партиям как институту, тем не менее, многие из них участвуют в выборах по партийным спискам. Парадокс? Да нет, выбирают между плохим и худшим, между привычным и неизвестным. Не стоит забывать и о харизме лидеров. Все вышесказанное имеет самое непосредственное отношение к проблемам левого движения в нашей стране. Россия – это страна, где у населения путаница в головах, а среди политической элиты, относящей себя к левой части политического спектра, преобладает имитация левизны. Я понимаю, что это сильный тезис, нуждающийся в обосновании.

Начнем с азов: кто такие «левые» и чем они отличаются от «правых»? Общеизвестно, что разделение на «левых» и «правых» ведет свое начало со времен Великой французской революции. Еще в 1791 году депутаты Законодательного собрания рассаживались в соответствии со своей политической принадлежностью: представители революционных клубов (прежде всего якобинцы) – слева от председательствующего, умеренные (фельяны) – справа. Главное различие между ними заключалось в отношении к монархии. Якобинцы требовали низложения короля, фельяны (большей частью бывшие якобинцы) выступали за конституционную монархию. Существовали между ними разногласия и по другим пунктам, например по вопросу о сохранении цензовой конституции 1791 года. Якобинцы добивались «свободы, равенства, братства» немедленно и любой ценой. Фельяны, не возражая, в принципе, против буржуазной демократии, ратовали за постепенность и осторожность в политике. Якобинцы были, прежде всего, революционерами, фельяны – реформаторами. С тех пор утекло много воды, значение политических терминов усложнилось, но суть осталась прежней:

ЛЕВЫЕ – НЕ ПРОСТО СТОРОННИКИ СОЦИАЛИЗМА В РАЗНЫХ ЕГО ИНТЕРПРЕТАЦИЯХ, ОНИ НОСИТЕЛИ РЕВОЛЮЦИОННОГО НАЧАЛА, ПРАВЫЕ – НЕ ТОЛЬКО ЗАЩИТНИКИ КАПИТАЛИЗМА И СОЦИАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА, ОНИ КОНСЕРВАТОРЫ.

Понятно, что революции бывают разными : буржуазными, социалистическими, национально-освободительными, даже консервативными. Диалектика политики такова, что революционер по форме, может быть консерватором по существу и наоборот.
И уж, само собой разумеется, что революционность не является синонимом агрессивности и насилия. В современном мире революции чаще всего происходят мирным путем, в рамках демократической процедуры. Мир усложняется, и отделять зерна от плевел становится все труднее. И, тем не менее, в этом вопросе необходима ясность. Для иллюстрации своей мысли напомню, что демократическое движение в СССР конца 80-ых годов прошлого века считалось «левым», и не только из-за преобладания в нем сторонников демократического социализма, но и в силу его очевидно революционного характера. А защитников «реального социализма» именовали «правыми». После крушения СССР ситуация быстро перевернулась. И «левыми» стали называть тех, кто выступал за реставрацию прошлого.

Вот тут мы подошли к самой сути проблемы! Можно ли считать «левыми», глубоко консервативные по своей природе политические силы? Речь идет не только о КПРФ, хотя о ней, конечно, в первую очередь. Ведь именно КПРФ является старейшей и все еще крупнейшей политической партией в России, претендующей на роль авангарда левых сил страны. Однако серьезный анализ идеологии и политической практики этой партии заставляет усомниться в обоснованности таких претензий. Сначала немного об идеологии. Изучение программы КПРФ не оставляет сомнений – это программа реставрации того общества, которое существовало в СССР и именовалось обычно «реальным социализмом» (в отличие от «теоретического социализма» описанного в трудах классиков марксизма). Она вся пропитана ностальгией по советскому прошлому.
И хотя в первых строках этого документа в качестве конечной цели декларируется задача построения в России «обновленного социализма, социализма ХХI века», весь пафос документа обращен в прошлое. Идеологи КПРФ так и не поняли объективной неизбежности крушения Мировой системы социализма, не осознали глубины противоречий, раздиравших советское общество, не извлекли серьезных уроков из трагической истории СССР. С их точки зрения, главная причина краха советской системы – деятельность «предателей социализма» и «пятой колонны». Принципиальный вопрос: почему этих «предателей» поддержала большая часть народа, остается без ответа, ведь не считать же таковым наивно-барскую формулировку «обманули»!

Субъективистская трактовка грандиозных потрясений конца 80 – начала 90-ых годов прошлого века предопределяет стратегию всей политической деятельности партии: «Спасение Отечества – только в возрождении советского строя и следовании по пути социализма». А чтобы ни у кого не осталось сомнений, дается разъяснение: «На референдум будет вынесен вопрос о восстановлении в полном объеме советской системы государственной власти». Вот вам и «обновленный социализм»! Понятно, что вся эта идеологическая конструкция рассчитана на привлечение основного электората КПРФ – людей старшего поколения, для которых прошлое прекрасно, хотя бы тем, что они тогда были молоды, здоровы и полны надежд. В данном случае, я сознательно оставляю в стороне реальное обнищание значительной части населения в постсоветский период. Потому, что прямой корреляции между снижением уровня жизни и голосованием за КПРФ не наблюдается. За партию Геннадия Зюганова голосуют по ностальгически-идеологическим мотивам. При этом многие избиратели отдают себе отчет, что никакой реальной борьбы за социализм КПРФ не ведет и вести не собирается. Надо быть слепым, чтобы этого не видеть, и глухим, чтобы не слышать. Ведь лидеры КПРФ не только не скрывают, но и подчеркивают свою антиреволюционность.

Лидер КПРФ заявляет, что протестные выступления народа, его партия возглавлять не намерена, поскольку опирается на «людей ответственных», а не на всякую басоту!
Можете себе представить, чтобы с подобными речами, скажем в начале 1917 года, выступал Владимир Ильич Ленин? Нет, потому, что, как бы мы ни оценивали историческую роль Ленина, он был настоящим революционером, а Геннадий Андреевич Зюганов является настоящим консерватором, так же как и большинство его соратников по ЦК. Сказанного вполне достаточно, чтобы придти к неординарному выводу: КПРФ, по крайней мере, на уровне руководства, не является левой партией в строгом смысле слова. Это консервативная партия, прикрывающаяся левой риторикой.

И главная проблема левого движения в современной России состоит в том, что прогрессивная социалистическая его составляющая не отделена от консервативного, а порой и реакционного начала.

Я уделил такое внимание КПРФ не только потому, что это одна из крупнейших политических партий в РФ, но и потому что противоречие между левой формой и правым содержанием проявляется в ней наиболее рельефно. Однако и другие коммунистические партии страдают тем же внутренним (боюсь, – неизлечимым) недугом.

РКРП – РПК (лидер – Виктор Тюлькин) – вторая по численности и влиянию коммунистическая партия в России. Стоит на значительно более радикальных позициях, чем КПРФ. Называет себя партией революционных коммунистов, декларирует свою готовность к непарламентским (надо полагать, и насильственным) формам политической борьбы. Главной задачей считает установление диктатуры пролетариата в форме советов.
Программа, поистине, революционная, но речь в ней идет о революции консервативной, а общее направление идеологии РКРП – РПК – глубоко реакционное. Она оперирует понятийным аппаратом, выработанным в эпоху раннего капитализма. Сам термин «диктатура рабочего класса» в постиндустриальном обществе выглядит анахронизмом.
Но самое удивительное, для сторонников марксизма – ленинизма, которыми считают себя лидеры РКРП – полное непонимание азов диалектики, той простой истины, что в одну реку дважды не входят!Сказанное о РКРП –РПК с незначительными вариациями относится к СКП –КПСС и целому ряду других коммунистических организаций.

Справедливости ради следует признать, что в среде коммунистической молодежи архаичные ценности раннего советского общества пользуются меньшей популярностью.
Например, недавно возникшее объединение нескольких, преимущественно молодежных организаций, «Левый фронт», демонстрирует куда большую адекватность в понимании современной эпохи, нежели ветераны КПРФ или РКРП.
Лидеры «Левого фронта» понимают внутреннюю связь социализма и демократии, чувствуют, что никакой общенародной собственности без реального народовластия быть не может, но парламентскую демократию отметают без рассмотрения.

В сущности, мы опять сталкиваемся с тем же феноменом: стремясь вперед, коммунисты все время озираются назад. Тот же Советский Союз, только вид сбоку.
В чем отличие советской системы от парламентской демократии?
Если отбросить классовый принцип формирования первых Советов, главное отличие в многоступенчатости формирования органов власти. Нижестоящие Советы делегируют представителей в вышестоящие. Казалось бы, это должно было обеспечить контроль народа за всей вертикалью власти. На деле же привело к тотальной бюрократизации всей политической системы.

Как это ни печально, приходится констатировать: коммунистическое движение в России тяжело больно ностальгией по советским временам. Причем, следует отдавать отчет в том, что это отнюдь не верхушечное настроение. Значительная часть россиян вспоминает о временах брежневского застоя, как о «золотом веке». И это главное препятствие на пути формирования в нашей стране массового современного левого движения.

И дело отнюдь не в тонкостях социалистической теории. Вопрос имеет огромное практическое значение. Сильная коммунистическая традиция блокирует развитие в современной России социал-демократического движения, мешает формированию новых профсоюзов, на корню глушит демократические тенденции в обществе. Поясню свою мысль, что называется «на пальцах». Один мой знакомый коммунист, на наивный вопрос простого рабочего: «Почему ваша организация не борется по настоящему с олигархами», не мудрствуя лукаво, ответил: «Олигархический капитализм - это канун социалистической революции». Дескать, олигархи сконцентрируют капитал, а социалистическое государство его потом экспроприирует. Не нужно будет возиться с мелким частником.

Абсурд? Только на первый взгляд. Олигархический капитализм и государственно-монополистический коммунизм (развивавшийся в советские времена) - легко трансформирующиеся друг в друга общественно-экономические формы.
Причем, равно далекие от подлинного социализма.
Не вдаваясь в схоластические дискуссии, замечу лишь, что в наиболее общей формулировке, социализм есть процесс отрицания частной собственности. Как показала практика, самым эффективным орудием этого процесса выступает государство.
Но государство и общество не синонимы. Более того, иногда они становятся антагонистами. Только развитые демократические процедуры позволяют смягчить это противоречие. Соответственно, всякое ограничение и подавление демократии, какими бы соображениями они не оправдывались, есть отрицание социализма.

Отсюда следует, что наиболее адекватной формой социалистической идеологии в современном обществе является социал-демократия. Недаром во времена Сталина советские идеологи именовали социал-демократов «социал-фашистами»! В социал-демократии тоталитарный режим усматривал для себя наибольшую опасность.

Из сказанного, конечно, вовсе не следует, что каждая политическая организация, на знамени которой начертано: «Свобода. Справедливость. Солидарность», автоматически становится авангардом социалистического движения. Деятельность политической организации определяется конкретно-историческими условиями, сложившимися на данный момент в данном обществе. В сегодняшней России, с ее острейшими социально-классовыми противоречиями, перед социал-демократами непочатый край работы. Особенно в условиях углубляющегося финансово-экономического кризиса. Особенно в ситуации, когда официальные профсоюзы фактически самоустранились от защиты интересов трудящихся.
Но это - тема для отдельного разговора. В рамках данной статьи я ставлю перед собой задачу принципиального определения места левого социал-демократического движения на российском политическом поле.
Где она может найти себе союзников?
На какую социальную среду опереться?
На каких болевых точках сосредоточить свое внимание, для того, чтобы стать значимым, а в будущем – решающим фактором политической жизни?

Весь представленный в данной статье анализ приводит к однозначному выводу: несмотря на внешнюю схожесть некоторых идеологических положений и совпадение отдельных лозунгов, социал-демократические и коммунистические силы в России не являются стратегическими союзниками. Прежде всего, сказанное относится к политической партии «Справедливая Россия», позиционирующейся в качестве социал-демократической организации. Едва ли можно рассчитывать и на перетягивание на свою сторону значительной части электората КПРФ. По моим наблюдениям, базовый избиратель КПРФ голосует строго за лейбл «коммунистический». А вот среди левых молодежных организаций, при грамотной работе, у «СР» найдется немало сторонников. Неплохие перспективы для расширения своих рядов «Справедливая Россия» имеет и на леволиберальном поле, которое до недавнего времени занимала партия «Яблоко». Сегодня она быстро деградирует, но это не означает, что соответствующие настроения в российском обществе ослабевают. Левые либералы не видят серьезной политической силы, способной достойно выразить их интересы.

Потенциально тяготеют к социал-демократии активисты свободных профсоюзов, вкладчики – дольщики, автомобилисты, члены различных неправительственных организаций, студенческих союзов и экологических организаций. Проблема в том, что они, зачастую не находят достаточной активности и боевитости в деятельности партийных организаций. Парламентская деятельность не может заменить оппозиционной партии живую работу в трудовых коллективах, по месту жительства и на улице. Такой работы сегодня явно не хватает.

И, наконец, пожалуй, самое главное. Социал-демократическая партия не может и не должна ограничиваться отдельными социальными инициативами. Повторюсь: в российском обществе нет консенсуса по базовым политическим вопросам. Под коркой безразличия и апатии накапливается колоссальный заряд протестной энергии, который рано или поздно найдет для себя выход. Главная опасность нынешней ситуации состоит в том, что значительная часть общества не считает таким выходом выборы. Таковы издержки «управляемой демократии». Существующая избирательная практика не внушает доверия гражданам.

И лишь та партия, которая в полный голос поставит вопрос о дальнейшей демократизации политической системы Российской Федерации, сможет по праву именоваться левой и социал-демократической.

 

 

 

 

 

 


 

18 Февраль 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ПОЛИГРАФИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ: ОПЫТ МИРНОГО ПРОТЕСТА
СОЦИАЛИЗМ НА МАРШЕ
ЛЕВЫЙ ВЗГЛЯД: АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ НЕДЕЛИ
ЛЕНИН: ФИЛОСОФИЯ РЕВОЛЮЦИОННОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

Новости
18.04.2019 Молдавские социалисты выступают за евразийскую интеграцию
18.04.2019 Зеленский опередит Порошенко во втором туре выборов президента Украины - опрос
18.04.2019 В Египте пройдет референдум по продлению президентского срока
18.04.2019 Советник Трампа предсказал крах Венесуэлы, Кубы и Никарагуа
18.04.2019 Россия в рейтинге свободы прессы оказалась между Венесуэлой и Бангладеш

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"